Алексия Иорданова: «Полагаться только на модельную деятельность не стоит — глупых моделей не любят»

22-летняя ростовская модель Алексия Иорданова рассказала о том, что не зацикливается только на моделинге. Девушка каждый день занимается саморазвитием: преподает курсы по позированию, организовывает творческие съемки, много читает, лепит из глины и рисует. Еще она ломает общие стереотипы о манекенщицах: готовит блюда из восточной кухни и не наносит каждый день тонны макияжа.

— Алексия, расскажи, откуда ты родом? Коренная ростовчанка?

— Я родилась в Ростове, но по семейным обстоятельствам в раннем детстве переехала в Украину. Обучалась в Донецке. Некоторое время жила там, после чего переехала в донскую столицу. Застала все-таки военные действия.

— В каком городе начиналась твоя модельная деятельность?

— В Донецке, на Украине, где я познакомилась с хорошим человеком, который в 17 лет уже являлся талантливым фотографом. Сейчас это — моя подруга Кира. После серии прогулочных фотосъемок она заметила во мне творческую жилку. Она сказала мне: «Леш, у тебя нет ступора перед камерой. Ты чувствуешь, что нужно делать в кадре. Это — твое». После этого я вдохновилась словами этого человека и начала интересоваться фотографией не как модель, а как обыватель. Далее началось мое развитие в этом направлении

— В каких городах ты успела побывать, помимо Ростова?

— В Донецке, Мариуполе. Объездила весь Крым: Алупка, Алушта, Коктебель. Была в Киеве, в Харькове. Немного – на Кубани. К сожалению, больше ничего не успела посетить. Думаю, что все еще впереди.

— Чем моделинг в Ростове отличается от городов Украины?

— Начну с различий. Несмотря на то, что территориально два города Ростов и Донецк находятся рядом, отношение к фотографии немного разнится. В Ростове много фотографов, которые не хотят вкладываться в работу и ждут, когда за них что-то придумают. А в Донецке фотографы идут к цели, они знают, чего хотят на каждой съемке. Для модели это важно. В Ростове мне очень часто пишут фотографы: «Здравствуйте! Я хочу вас поснимать, но у меня нет идей. Придумайте, пожалуйста, сами». В Донецке с таким я никогда не сталкивалась. Есть и схожести в этой сфере, конечно, в Ростове и в Донецке. Например, доброе отношение к моделям. Есть, с чем сравнить. Как-то я была в поселке Лазаревском и в городе Сочи. Там отношение к моделям крайне удивило.Создалось такое ощущение, что манекенщица — это просто объект для достижения их цели, а не одухотворенный человек, готовый к творческому процессу. Ростов и Донецк в этом плане дружелюбные города. Они любят обмениваться опытом и всегда рады поделиться тем, что у них есть, включая знания и какие-то материальные ценности.

— Что тебе, как модели, нравится больше всего в этой деятельности?

— Для меня фотосъемка – колоссальная эмоциональная разгрузка в связи с тем, что я пережила. Я имею в виду военные действия. Для меня — это лучше любой психотерапии на свете. После каждой съемки я выхожу, как заново родившийся человек.

— Есть примеры российских или зарубежных моделей, на которых ты равняешься?

— На самом деле, я равняюсь не на моделей, а на деятельность фотографов. Моя конечная цель в этой сфере — стать фотографом. Для этого приходится сосредотачивать силы не только на чем-то одном. Я стараюсь обширно мыслить, думать со стороны человека, который в дальнейшем будем заниматься фотографией. В этом плане мне интересен сам психологический процесс. Питер Линдберг – известный фотограф, который снимает очень шикарные портреты, просто космически играет со светом. На него равняюсь.

— Можно ли в Ростове заработать крупные деньги, являясь моделью?

— Если судить по Ростову, то можно сказать, что люди, к сожалению, не понимают, почему нужно платить моделям, потому что обычно не хватает квалификации. Некоторые ростовские фотографы, которым я высылаю прайс-лист, не понимают, за что нужно платить моделям. Для фотографов такие понятия, как навык и опыт не значат ничего. В добавок к тому, что человек при этом имеет нужные параметры и ухоженный внешний вид. Даже понятие авторских прав на внешность для них ничего не значит, к сожалению. Но если правильно себя позиционировать, то этим спокойно можно зарабатывать, даже в Ростове.

— Считается, что модель должна выглядеть всегда хорошо, не только на съемках. Как в обычной жизни ухаживаешь за собой? Ты каждый день наносишь макияж?

— На самом деле, в обычной жизни я не хожу с ним, потому что я устаю от макияжа на съемках, на показах. Это очень трудоемкий процесс, на самом деле. Особенно, если знаешь, как правильно его наносить. Но я делаю разные увлажняющие, очищающие и успокаивающие маски. Покупаю комплексы корейской косметики. Как таковых, особых проблем с кожей у меня не было, но если постоянно ходить с макияжем, лицо очень сильно устает, забиваются поры. Также тщательно ухаживаю за волосами. Мне делают ботокс для волос, поэтому они успешно терпят постоянные укладки.

— Сидишь ли ты на диетах?

— Нет, я человек, у которого очень активный образ жизни. Я очень много хожу и ни в чем себе не отказываю в плане еды. Но при этом, я не сладкоежка. Я, наверное, гурман, который привык готовить домашнюю еду, даже если это будет что-то жирное. Могу кушать все, когда захочу и в любое время суток. На мой вес это никак не влияет.

— Какое твое фирменное блюдо, которое ты готовишь?

— Я люблю восточную кухню: лапшу удон в ананасово-сливовом соусе со свининой, перцем и кунжутом или курочку в меде с запеченным картофелем в кожуре и с беконом.

— А какую дистанцию ты примерно проходишь в день?

— Около 20 000 шагов, как правило.

— Как предпочитаешь проводить свое свободное время?

— Либо я занимаюсь организацией творческих съемок, либо же занимаюсь преподавательской деятельностью в плане позирования. Курсы позирования важны как для фотографов, так и для моделей. К сожалению, у нас нигде в городе этому не учат. Еще занимаюсь саморазвитием: чтением, люблю рисовать, лепить из глины.

Фотограф Влад Самойлик. Хэдшот портрет, бизнес портрет, деловой портрет, headshot photography, Ростов-на-Дону

— Глядя на твои фото, можно сказать, что ты сталкивалась с таким качеством в жизни, как чужая зависть. Как с этим боролась?

— Были даже угрозы, которые мне писали. На самом деле, здесь нужно просто абстрагироваться, трезво оценивать ситуацию. Возможно, подходить к таким ситуациям с юмором. Например, если мне пишет какой-то злопыхатель, я просто над ним подшучиваю. В течение всего диалога в соц. сети я пишу ему в ответ какие-то шуточные вещи. Человек думает, что я с ним говорю серьезно, я в этот момент просто развлекаюсь. Это самый лучший выход в таких ситуациях. Наверное, все-таки не нужно на это обращать внимание, потому что таких людей очень много.

— Такой философский подход.

— Есть такое мнение, самые лучшие фанаты – это те, кто завидует. Просто сидишь и понимаешь, что человек каждый день заходит на твою страницу просматривает твои фото, находит время тебя ненавидеть, обсуждать, говорить гадости. А ты, тем временем, этого человека даже не знаешь. Я больше воспринимаю это, как лесть.

— Что самое главное в работе модели?

— Это ответственность и понимание того, что внешность в этой деятельности главное. Полагаться только на модельную деятельность не стоит. Нужно развиваться всецело и полностью, потому что глупых моделей не любят.

Беседовала Валентина Назаренко, фото Влада Самойлика